Цитаты о морале

Семья — это депозит, доверенный моралью и обществом честности женщины.

Люди без морали часто считали себя более свободными, но в основном им не хватало способности чувствовать ненависть или любовь.

Многие из тех людей, которые называют себя атеистами на самом деле не понимают значение этого термина. Атеизм, в его абсолютном виде, — это просто отрицание вообще любого нематериального явления. В мире абсолютно материальном не может быть понимания «добра» и «зла», их просто нет. <…> Нет ничего, нет ни души, ни любви, ни ненависти, ни добра, ни зла, ни справедливости. <…> А многие из тех, кто называет себя атеистом, на самом деле, внутренне спорят с существующими религиозными доктринами, а в реальности атеистами не являются. Человек, признающий мораль и нравственность, не может быть атеистом, потому что абсолютный эталон этой морали и нравственности лежит вне материального мира. <…> Признавая хоть что-то нематериальное в качестве эталона — вы атеистом быть не можете.

Из бессмысленности, абсурдности бытия ещё не следует бессмысленность человеческого существования, так же как из того, что Бога нет, ещё не следует, что нет никакой морали.

У нас во Вьетнаме есть легенда о парчовой суме. Столкнувшись с трудностями, раскрывают эту суму, чтобы найти в ней способ их решения. Ленинизм — такой же дивный кладезь мудрости… Мне так и не довелось встретиться с Лениным, и это было самой большой горестью в моей жизни… Ленин — великий учитель пролетарской революции. Это человек самой высокой морали, он учит нас трудолюбию, бережливости, чистоте, прямоте. Заветы Ленина будут жить вечно…

Мораль есть глубоко личная и дорого обходящаяся владельцу роскошь.

Если всегда ставить себе границы в том, что можешь сделать, физические или любые другие, можно с таким же успехом быть мертвецом. Это распространится на работу, на мораль, на всю жизнь. Нет никаких границ, только горизонтальные участки стабилизации. Но нельзя на них оставаться, нужно выходить за их пределы. Если это убьёт — значит, убьёт.

Моральная уверенность всегда является признаком культурной неполноценности. Чем более нецивилизован человек, тем более он уверен в том, что точно знает, что правильно, а что неправильно. Весь человеческий прогресс, даже в области морали, был результатом работы людей, которые сомневались в современным им моральных ценностях, а не люди, которые кричали о них и пытались обеспечить их соблюдение. По-настоящему культурный человек всегда скептичен и терпим в этой области, как и во всех других. Его культура основана на "я не совсем уверен."

Уважение к себе ведет нашу мораль; уважение к другим ведет нас.

Мы живём двойной моралью: одну исповедуем, но не используем на практике, а другую используем, но исповедуем очень редко.

Мораль сей басни такова:
Она конечно не нова –
Ослов не допускайте к власти,
Иначе беды ждут, напасти,
И пожалеете вы вскоре,
Когда от них хлебнете горя!

Пришла Советская армия и произошло то, что и ожидалось. Пользуясь создавшейся неразберихой, несколько армян – не вскормленные молоком своей нации вырожденцы – уже приступили к делу. Они – по преимуществу сапожники – в качестве полицейских агентов в сопровождении вооруженной болгарской милиции ходят по домам и ищут меня. Навеки презренные рабы, которые в своих тёмных целях всегда использовали иностранные силы для утоления своей бессильной злобы и для уничтожения своих «врагов» среди соотечественников! Не менее отвратительны, однако, и националисты, лишь по названию являющиеся таковыми. Как существа, обладающие базарной моралью, они в своём эгоизме опустились до скотского уровня. Знакомые, друзья, родственники – никто не откроет такому дверь, даже если он с крестом назаретянина на спине и в терновом венке на окровавленном челе будет искать у них прибежища. Забыли, все забыли, что только благодаря моим усилиям их не постигла участь евреев, и четыре года они все только богатели и богатели. Те, кто ещё вчера искали твоего взгляда и приветствия, сегодня бегут от одного твоего имени, даже от твоей тени. Красные ждут меня: во сто крат низок тот, кто при всех обстоятельствах предпочитает смерти жизнь. Пускай свершится неизбежное! Сегодня я связан с жизнью лишь в той степени, в которой я чувствую себя обязанным служить Армении. Где ты, где, почитающий властелина и боготворимый народ Армении, чья душа всегда умела облагораживаться во времена опасностей?! Колония, ты еще раз заставила меня пережить горечь стыда. Позор тебе!

Да, ни в богатстве, ни во власти
Нет без морали людям счастья.

Человек должен иметь право менять свои убеждения по серьезным причинам нравственного порядка. Если он меняет убеждения по соображениям выгодности, — это высшая безнравственность. Если интеллигентный человек по размышлении приходит к другим мыслям, чувствуя свою неправоту, особенно в вопросах, связанных с моралью, — это его не может уронить.

…эта страна не безразлична мне, а в чем-то и дорога. В ней много прекрасного, талантливая литература и музыка, замечательный народ. Но есть у неё какая-то поразительная способность не замечать страдания, нежелание слышать, видеть, думать о тех, кому плохо. И это, убежден, не чисто американская черта. Это органическая часть буржуазной морали, вернее, аморальности любого капиталистического общества, получившей в Америке свое крайнее выражение.

Вегетарианство не имеет ничего общего с религией: в своей основе это нечто научное. Оно не имеет ничего общего с моралью, но у него много общего с эстетикой. Нельзя поверить, что чувствительный, сознательный, понимающий, любящий человек может есть мясо. А если он ест мясо, то что-то упущено — он все еще где-то не осознает, что он делает, не осознает значение своих поступков.

Мораль без политики бесполезна, политика без морали бесславна.

Я учу одной простой морали: никогда не иди против своей природы. Пусть хоть все будды всех времен и народов протестуют, не обращай на это никакого внимания. Они не имеют с тобой ничего общего. Они поступали так, как считали верным для себя, а ты должен делать то, что именно ты считаешь правильным. А что же правильно? Это не может быть определено раз и навсегда ни одним святым писанием. Этого нельзя установить никаким внешним критерием. Пойми, что есть лишь один внутренний критерий: хорошо все, что делает тебя счастливее.

Я не судья в делах морали,
но не осиливаю труд
себя удерживать, где срали
друг другу в душу или срут.

Эти наезды на искусство, на театр, в частности. Эти совершенно беззаконные, экстремистские, наглые, агрессивные, прикрывающиеся словами о нравственности, о морали, и вообще всяческими, так сказать, благими и высокими словами: «патриотизм», «Родина» и «высокая нравственность» — вот эти группки оскорбленных якобы людей, которые закрывают спектакли, закрывают выставки, нагло очень себя ведут, к которым как-то странно власть нейтральна, дистанцируется. Мне кажется, что это безобразные посягательства на свободу творчества, на запрет цензуры. А запрет цензуры — я считаю, что это величайшее событие векового значения в нашей жизни, в художественной, духовной жизни нашей страны. <…> … с нами разговаривают наши начальники непосредственные таким лексиконом сталинским, такими сталинскими установками, что просто ушам своим не веришь! Это говорят представители власти, мои непосредственные начальники, господин Аристархов так разговаривает. <…> Мы сидим и слушаем это. <…> Но это полбеды. Главное, что есть такая мерзкая манера — клепать и ябедничать друг на друга. Мне кажется, это просто сейчас недопустимо! Цеховая солидарность, как меня папа учил, обязует каждого из нас, работника театра — артиста ли, режиссера ли, — не говорить в средствах массовой информации плохо друг о друге. <…> Творческое несогласие, возмущение — это нормально. Но когда мы заполняем этим газеты и журналы, и телевидение — это на руку только нашим врагам, то есть тем, кто хочет прогнуть искусство под интересы власти.

Государственные дела требуют более смелой морали.

Наше поколение это первое поколение, осознавшее, что секс, в конечном счете, может означать смерть. Это возымело серьезный эффект на социальную мораль и на отношения между людьми. Мы приближаемся к миллениуму, люди становятся более закомплексованными, не способными общаться, так что есть, о чем задуматься.

Все имеет свою мораль, если только ты сможешь её увидеть.

Вся история женской моды — это история борьбы климата, морали и гигиены с желанием женщины ходить голой.

Нравы народа в периоды смуты часто бывают дурны, но мораль толпы строга, даже когда толпа эта обладает всеми пороками.

Что такое фанатизм? Хорошо это или плохо? Что такое религиозный фанатизм? За какую идею сражались фашисты? Неужели за гедонизм? И что такое немецкий орднунг? И как он сочетается с распущенностью, отказом от морали и тезисом «если Бога нет, то все дозволено»?
Да, я действительно считаю, что фашизм — это эйфория. Это культ радости прежде всего.
А орднунг — он же заключается не в морали и не в упорядоченности. Орднунг — это торжество абсолютной силы, триумф воли. Помните — триумф воли — это же не торжество порядка. Это триумф эго. Своего эго.
Поэтому я категорически против того, чтобы видеть в фашизме торжество какого-либо порядка. Это торжество над порядком.
Что касается фанатизма, то он к фашизму не имеет никакого отношения.

Никакой политической морали не существует. Я ищу вокруг себя хоть какого-нибудь мнения, которое было бы бескорыстным, — и не нахожу. Рискуют, компрометируют себя только из-за возможности в будущем получить место; служат только таким партиям, у которых есть перспективы. Едва ли найдутся два-три безумца, два-три бескорыстных энтузиаста в какой-нибудь партии, — и если вы случайно их встретите, они почти наверное окажутся глупцами. Э. и Ж. де Гонкур "Отрывки из «Дневника.»

Если у тебя от голода или по бедности нет питательных веществ в теле, то и в голове твоей, в твоих чувствах и в твоём сердце нет пищи для морали.

Мораль — это всегда продукт террора; ее цепи и смирительные рубашки придумали люди, которые ограничивают свободу других, потому что сами в себя не верят.

Мораль пишут не от душевного избытка и мудрости, а от своего порока: развратник, как известно, проповедует воздержание, скупой — расточительность, злобный — мир и милосердие.

Стремление к счастью прирождено человеку, поэтому оно должно быть основой всякой морали.

Я не думаю, что такая вещь, как мораль, на самом деле существует. По-моему, это человеческое изобретение, понадобившееся для того, чтобы легче было управлять народом. Ценности, этика, правовые нормы — все это придумал человек, и все эти штуки, в общем, и сцепляются в некую малопонятную сущность под названием «мораль».

Мораль и политика слишком далеки друг от друга.

На экране мерзость, обман и кровь;
прокаженные, источающие любовь;
глумливые жабы, оценивающие
небесную необъятность,
сводящие мужскую честь и мораль
в необязательную вероятность.

Всякой общественной форме собственности соответствует своя мораль.

Мы должны оставить все внушённые нам правила морали и закона, если они вредят высшим целям. Всё нам можно и всё полезно — вот основной закон новой морали.

Богатые люди, у которых отсутствуют убеждения, более опасны в современном обществе, чем бедные женщины, у которых отсутствует мораль.

Планете не нужно большое количество успешных людей. Планета отчаянно нуждается в миротворцах, целителях, реставраторах, рассказчиках и любящих. Она нуждается в людях, рядом с которыми хорошо жить. Планета нуждается в людях с моралью, которые готовы включиться в борьбу, чтобы сделать мир живым и гуманным. А эти качества имеют мало общего с успехом, как он определяется в нашем обществе.

Я снимался голым. Мне тогда было нечего есть, меня выставили из квартиры, и я четыре ночи подряд провел на автобусной станции, пытаясь не попасться легавым и хоть немного поспать. Книги я положил в камеру хранения. Я был в отчаянии. Вот почему, прочитав в газете о возможности заработать за день сто долларов, я решил, что это подарок судьбы. А то, что пришлось раздеваться, меня особенно не волновало — там нет никакой порнографии, с чего бы мне волноваться? Когда ты голоден, ты делаешь много такого, чего обычно делать не стал бы. Смешно, до какой степени растягивается мораль в целях самосохранения. Но ещё смешнее, когда ты стоишь перед камерой и пытаешься убедить себя, что занимаешься серьёзным делом. Я думал: «Ну, может, это будет настоящее искусство». Так или иначе, я должен был сняться или ограбить кого-то. Я был на краю пропасти. А за два дня съемок я получил 200 баксов и выбрался с автобусной станции.

Ни мораль, ни религия не соприкасаются в христианстве ни с какой точкой действительности.

Первой должна прийти любовь, а за ней мораль. Обратное мучительно.

В сегодняшних войнах не осталось морали. Совершенно ясно, что человечество спустилось на самые низшие ступени упадка и угнетения.

Цивилизация — это такое поведение, которое указывает человеку путь долга. Исполнение долга и соблюдение морали — взаимозаменяемые понятия. Соблюдать правила морали — значит господствовать над своими мыслями и страстями. Поступая так, мы познаем самих себя.

Никогда не позволяйте морали удерживать вас от правильных поступков.

Будем же учиться хорошо мыслить – вот основной принцип морали.

Если из иных сочинений о морали исключить обращение к читателям, посвятительное послание, предисловие, оглавление и похвальные отзывы, останется так мало страниц, что вряд ли они могли бы составить книгу.

Сильный попирает мораль. Слабого мораль ласкает. Тот, кого мораль преследует, всегда стоит между сильным и слабым.

…Истинно нравственное поведение состоит как раз в том, чтобы избегать всякого повода к безнравственному поведению…
Морализующая критика и критизирующая мораль (конец октября 1847 г.).

Всякий, кто серьезно задумается над религией и её сверхъестественной моралью, кто трезво взвесит все её преимущества и недостатки, сможет убедиться, что религия и её мораль вредны человечеству и, во всяком случае, противоречат природе человека.

Организация, которая прославилась алкоголизмом, развратностью, жадностью, стала анекдотом и притчей, почему-то она решила, что вот именно она должна учить морали.

Человек есть единство духа, имеющего социальную природу, и тела, являющегося биологическим организмом. Человек остаётся человеком, пока дух (социальное) господствует над телом, пока социальное держит под своим контролем животные инстинкты. Важнейшим средство обуздания животного индивидуализма является мораль с её чувствами долга, чести и совести. Капитализм представляет собой такую форму общества, которая уничтожает мораль, а тем самым порождает тенденцию к превращению человека в животное, причём животное крайне опасное, ибо оно обладает разумом. Эта тенденция «оскотинивания» человека сейчас непрерывно набирает силу. Её нельзя оборвать, не уничтожив капитализм.

Я говорю о самом запомнившемся мировом событии в этом девяносто седьмом году. А таким событием, безусловно, стала автомобильная авария и смерть леди Ди ? принцессы Дианы, которая тридцать первого августа в Париже разбилась вместе со своим любовником Доди Аль-Файедом. Весь мир, казалось, сошел с ума от горя, ее оплакивали так, словно все потеряли самую достойную, самую возвышенную, самую чистую и непорочную душу на Земле. Уже тогда я задумался о природе человеческой любви и человеческих добродетелях. Ведь принцесса Диана была не просто женой наследника престола и матерью других наследников. Она была одним из символов британской монархии и должна была вести себя соответственно этому статусу. Но какой она была на самом деле? Эгоцентричная, своенравная, взбалмошная. Обладая заурядной внешностью, я бы даже сказал не обладая никакими особыми данными, с длинными вытянутым носом, типично английским подбородком, немного опущенным глазами, с плоской фигурой, эта женщина умудрилась иметь нескольких любовников. О пятерых или шестерых я даже читал, вовсе не интересуясь моралью этой королевской особы. И эту женщину оплакивал весь мир? Я не ханжа. Сам встречался с замужними женщинами и несколько раз изменял Ирине, когда был на ней женат. Не мне судить, кто и как должен себя вести, я не претендую на звание святого. Далеко не идеальная принцесса Ди позволяла себе заводить любовников, будучи замужем за наследником английского престола. Похоже, что как бы мстила мужу за его многолетние чувства к Камилле Паркер Боулз. Возможно и так. Но не слишком ли она увлеклась ролью мстительницы? А ее последний роман выглядел просто пощечиной английскому королевскому дому. Она не просто имела тайного любовника ? она открыто жила на вилле известного плейбоя и ловеласа Доди Аль-Файеда, отцу которого отказали в предоставлении гражданства Великобритании из-за его криминальных связей и темного прошлого. И с сыном такого человека принцесса провела весь август девяносто седьмого на Лазурном Берегу. Сейчас уже многие забыли, как ее собственный сын Уильям, позвонив матери в начале августа, посоветовал ей вообще не возвращаться в Лондон после такого вызывающего поведения. Диана проигнорировала это предупреждение. А что было дальше, вы знаете. Конечно, произошла не случайная авария.

Есть две морали: одна — пассивная, запрещающая делать зло, другая — активная, которая повелевает делать добро.

Проповедовать мораль легко, обосновать ее трудно.

Нас погубят — политика без принципов, удовольствия без совести, богатство без работы, знание без характера, бизнес без морали, наука без человечности и молитва без жертвы.

Мужчина, читающий мораль, обычно лицемер, а женщина, читающая мораль, непременно дурнушка.

Религии — все до одной — нелепы: их мораль рассчитана на детей, их обещания эгоистичны и чудовищно глупы.

Можно подумать, что религиозная мораль только для того и придумана, чтобы разрушить общество, превратить людей в первобытных дикарей.

Я не могу поверить в бога, как в существо, которое оказывает непосредственное влияние на поступки отдельных людей или вершит суд над своими созданиями. Я не в состоянии в него верить, хотя механическая причинность современной науки в известной мере ставится под сомнение. Моя вера заключается в смиренном поклонении духу, несравненно превосходящему нас и раскрывающемуся нам в том немногом, что мы способны познать нашим слабым, бренным разумом. Мораль очень важна, но не для бога, а для нас.

Мораль — теория, согласно которой всякий человеческий поступок является либо хорошим, либо плохим, причем 99% плохие.

Изучать и анализировать общество — это побольше, чем читать ему мораль.

Принять рабочую революцию во имя возвышающего обмана — значит не только отвергнуть, но и оклеветать её. Все социальные иллюзии, какие только набредило человечество — в области религии, поэзии, права, морали, философии — для того и служили, чтобы обмануть и связать угнетённых. Социалистическая революция срывает покровы иллюзий, «возвышающих», т. е. унижающих обманов, смывает (кровью) с реальности грим и в той мере сильна, в какой реалистична, целесообразна, стратегична, математична.

Даже шайка разбойников должна соблюдать какие-то требования морали, чтоб остаться шайкой; они могут грабить весь мир, но не друг друга.

Я знаю, что мораль – это когда вы себя после этого чувствуете хорошо, а аморальность – когда чувствуете себя плохо.

Сюрреализм — не партия, не ярлык, а единственное в своём роде состояние духа, не скованное ни лозунгами, ни моралью.

Я верю, что не может быть постоянного величия нации, если оно не основывается на морали.

Если я являюсь актрисой, то это еще не значит, что у меня нет морали.

Новой морали, новой эстетики явно не хватает. Когда-то были, теперь нету. Вот мы и пытаемся вспомнить, вернуться, что ли.

Жизнь бессмысленна, коль мораль шатка,
Скатится до этого, если философия зыбка.

Иллюзия обмана.
Не понимаю, зачем люди любят? Зачем мы влюбляемся? Ведь любовь приносит нам только боль.
Любовь сильно ранит. Каждый раз, когда ты находишь того самого человека, что то идёт не так.
Каждый раз, ты наступаешь на одни и те жи грабли…
И у тебя пропадает доверие.
Мораль жизни такова, любишь ты, не любят тебя.
И я убеждён в этом миллионы, миллионы раз, в том, что не нужно ценить, не нужно беречь, надо быть эгоистом.
Быть эгоистом, это как иметь бронежилет, который не пробьёт даже самая сильная пуля.
Каждый раз, когда влюбляшься в человека, в конечном итоге человек испитывает боль.
(Рaxиб Сабзиев Ш.)

Что такое мораль? Откуда она взялась? В ней нет логики. Логику можно придумать и под такую мораль, и под сякую. Подлецы часто успешнее приличных людей, но вот счастливее ли?.

Мораль — для большинства это система обеспечения собственной правоты.

Мораль — это важничанье человека перед природой.

Джозеф Хеллер — тот парень, что написал «Уловку 22» — обожал Ильфа и Петрова и заставил меня прочесть «Золотого теленка». Я был в восторге. Спрашиваю: эти деятели еще что-нибудь издали? Тогда Хеллер мне дает «Двенадцать стульев». Я влюбился. Остап Бендер — это я. Прохвост. Любитель женщин. Ни морали, ни характера. Остап Бендер — это животное, которое есть в каждом из нас.

Учение о здоровом образе жизни есть порча медицины моралью.

Ваша гордость хочет природе — даже природе — предписать и привить вашу мораль, ваш идеал, вы требуете, чтобы она была природой «согласно с Стоей», и желали, чтобы все существующее существовало по вашему собственному образцу в качестве непомерного вечного возвеличения и распространения стоицизма!

Но ведь женщина, как и мужчина, может уступить порыву, не подпадающему ни под какие законы благонравия, не умещающемуся ни в какие рамки морали.

Во все времена негодяи старались маскировать свои гнусные поступки интересами религии, морали и патриотизма.

Сострадание — основа всей морали.

Мораль — есть учение не о том, как мы должны сделать себя счастливыми, а о том, как мы должны стать достойными счастья.

Я вообще убеждён, что атеисты не имеют ни морального (тем более за отсутствием у них морали), ни какого иного права на распространение своих заблуждений. Есть Истина, и есть ложь. Распространение заведо ложной информации должно быть как минимум не поощряться. А распространение Истины (то есть Православия) есть просто реализация конституционного права граждан на получение достоверной информации.

Мораль временна, мудрость вечна.

Люди считают опасными тех, у кого интеллект отличается от них, и аморальными тех, чья мораль не похожа на их мораль. Люди называют скептиками тех, кто не разделяет их иллюзий, даже не удосужившись узнать у скептиков, может быть, у них есть свои собственные, другие иллюзии.

Величайшее недоразумение — это вдаваться в мораль, когда дело касается исторических фактов.

Я старомодный тип, я люблю, чтобы мне в кино продвигали какую-нибудь мораль, какие-нибудь ценности. А в современных фильмах — сплошное мясо.

Народы Европы сделали удивительные успехи в том, что называют искусствами и науками, и, кажется, они остаются невежественными в отношении элементарных понятий общественной морали; они знают всё, кроме своих прав и своих обязанностей.

Каждая бывшая б. с возрастом стремится читать всем лекции о морали. Особенно во время зарубежных турне и гастролей.

Замечательна формула Искандера — вера в Бога вроде музыкального слуха. Она не имеет отношения ни к морали, ни к интеллекту. Это просто такая особенность мировоззрения. Одни, глядя на закат, видят светило, вокруг которого мы вращаемся, а другие, глядя на закат, испытывают какие-то поэтические эмоции. Одно другому совершенно не мешает.
Но уж позвольте мне посочувствовать тому человеку, который слыша музыку, слышит набор звуков, не более того.
Вопрос: а как же спасение, принесенное Мессией — только для музыкально одаренных?
Ответ: Боюсь, что да. Но можно научиться слышать музыку. Спасения нет для того, кто не хочет спасаться.

Мораль — не перечень поступков и не сборник правил, которыми можно пользоваться, как аптекарскими или кулинарными рецептами.

Я живу, постоянно краснея
за упадок ума и морали:
раньше врали гораздо честнее
и намного изящнее крали.

«Girl». Тут хорош текст. «Рассказали ли ей в детстве, что боль — путь к наслаждению? Смогла ли она тогда понять это правильно?» Строчка возникла неслучайно, я много думал об этом. И решил высказаться здесь о некоторых принципах христианства, которым уже тогда активно противостоял… Я с детства был воспитан в духе христианской морали. Позже меня не раз обвиняли в том, что я высмеиваю церковь, религию — казалось бы, нормальные вещи. Отчасти это справедливо — в книге «In His Own Write» я перебрал лишку. Но «Girl» — совсем другое дело. Речь в ней идет об основной христианской идее: нужно, мол, пострадать, чтобы прийти к счастью. Терпи, не сопротивляйся, пусть делают с тобой, что хотят — зато потом все будет чудесно. Я никогда в это не верил, не верю и сейчас.

…Чем острее и напряжённее классовая борьба, чем глубже социальный кризис,— тем более напряжённый характер получает политика, тем концентрированнее и беспощаднее становится государственная власть и тем откровеннее она сбрасывает с себя покровы морали.

Важнее делать то, во что веришь и считаешь правильным, даже если это противоречит интересам бизнеса. Нельзя допустить того, чтобы бизнес выходил за рамки морали.

Нам нравится иметь точку зрения в наших историях, не очевидную мораль, а стоящую тему.

Всякая теория морали являлась до сих пор в конечном счете продуктом данного экономического положения общества.

Мораль не имеет ничего общего с религией. Религия не только не служит основой морали, но скорее враждебна ей. Истинная мораль должна быть основана на природе человека. Мораль религиозная всегда будет зиждиться только на химерах и произволе тех людей, которые наделяют Бога языком, часто в корне противоречащем и природе, и разуму человека.

Всегда есть две морали: мораль господ и мораль рабов.

Наше общество обладает здоровой моралью, и не принимает всех этих гомиков …Если они соберутся, и даже если представить, что им разрешат провести свой парад, их же просто поубивают.

В науке надо повторять уроки, чтобы хорошо помнить их; в морали надо хорошо помнить ошибки, чтобы не повторять их.

Оцените статью
Добавить комментарий