Цитаты о рынке

Безработные необходимы для капитала. Ни один капиталист никогда и ни за что не согласится на ликвидацию безработицы. На уничтожение резервной армии безработных, назначение которой — давить на рынок труда, обеспечивать дешевле оплачиваемые рабочие руки.

Современный инвестор должен наблюдать за рыночными циклами. Бум на рынке и крушение рынка — это то же самое, что хорошо знакомая всем смена времен года. На любом рынке бум всегда предшествует краху. Циклы 5-10-20 лет. Время никого не ждет. То же можно сказать и о благополучных возможностях.

Профессиональному инвестору необходимо знать 3 вещи: когда войти на рынок, когда уйти с рынка и как забрать свои деньги с игорного стола.

Во времена моей молодости, которая прошла в Нью-Йорке, я отказался произносить клятву верности флагу. Естественно, меня направили в кабинет директора, который спросил: «Почему ты не хочешь принести клятву верности? Ведь все это делают!» Я ответил: «Когда-то все верили, что Земля плоская, но это не значит, что так оно и есть». Я объяснил, что своими достижениями Америка обязана другим культурам и народам, и я бы предпочел принести клятву верности Земле и всем её обитателям. Излишне говорить, что вскоре после этого я бросил школу и оборудовал у себя в комнате лабораторию, где приступил к изучению естествознания и других наук. И тогда я понял, что Вселенная подчиняется законам, и что человек, как и само общество, не являются исключением. Затем, в 1929 году произошел биржевой крах, который стал началом того, что сейчас называют Великой депрессией. Я не мог понять, почему миллионы людей остались без работы, потеряли жильё и были вынуждены голодать, тогда как заводы простаивали, и ресурсы были по-прежнему доступны. Именно тогда я осознал, что правила экономической игры в своей основе ошибочны. Вскоре после этого началась Вторая мировая война, в ходе которой многие страны последовательно уничтожали друг друга. По окончании войны я подсчитал, что все израсходованные на разрушения средства и ресурсы могли бы легко обеспечить всем необходимым каждого человека на планете. С тех пор я наблюдаю, как человечество роет себе могилу. Как постоянно растрачиваются и уничтожаются бесценные исчерпаемые ресурсы во имя прибыли и свободного рынка. Я наблюдаю, как социальные ценности сводятся к искусственному материализму и бездумному потреблению. И как финансовые силы контролируют политическую систему якобы свободного общества. Сейчас мне 94 года. Боюсь, что моё отношение к этому осталось таким же, как и 75 лет назад. Пора прекратить это безумие.

Рассмотрите вариант владения четырьмя домами. В одном вы будете жить, три других принесут вам деньги, даже если фондовый рынок рухнет.

Мы как были в полном одиночестве, так и остались. Раньше была хотя бы заинтересованность в том, чтобы Дом моделей проводил показы по линии СЭВа, было ощущение, что можно работать с промышленностью. Сейчас вообще катастрофа. Рынок весь заполнен фирменными шмотками. Не осталось места для русских художников.
Потенциал огромный, но нет производства. Нет поддержки. Я бы с удовольствием взял заказ — ко мне масса фирм приходит. Но я могу пошить им только образцы. Потому что фабрики нет такой, в которой я был бы уверен, что она сделает хорошо. Сколько контрактов ушло — корейцы, китайцы, японцы хотели воспользоваться моим именем, моими идеями, но они ушли. У нас нет культуры производства. Нет стабильности, нет устойчивости.

Рынок ни в коем случае не должен быть свободным, он сам нуждается в активном регулировании во избежание надувания всевозможных пузырей — деривативов, финансовых пирамид, коротких позиций, суверенных долгов.

альбом «Блошиный рынок». Какова его основная идея?

На производство 1 кг мяса нужно кормов в 4 раза меньше, чем на производство 1 кг сала. Трудно поверить, но факт: отборное мясо в три с лишним раза меньше «давит» на зерновой рынок, чем малополезное и маловостребованное сало.

Фондовый рынок практически не привязан к мелкой реальной экономике. Экономика может переживать депрессию, но мелкий бизнес все равно будет двигаться вперед. Продуктовые магазины, автозаправки, страховые агентства, агентства недвижимости все равно будут работать по-прежнему. Большой бизнес может пострадать, но мелкие, законные, реальные предприятия будут чувствовать себя в полном порядке.

Будучи против тех, кто представляет рынок единственным решением любых экономических проблем, мы начинаем мешать применению рыночных принципов и там, где это необходимо. Сопротивляясь усилению церкви, мы приравняли терпимость к почти полному исключению религии из жизни общества.

И вот ты улыбаешься, ища мира.

Что мне делать с тобой?

Ты тянешь горячую, сухую ладонь.

Моя картина мира плывет.

Ты – вирус в крови, заставляющий мои мозги верить в то, что неаполитанское лето можно растягивать вечность.

И это так –

можно и нужно всегда жить только азартом, голодом, юностью

и наслаждением.

Но для того, чтоб мир был бархатен, как горячий шоколад на венском рождественском рынке, я должен быть настолько бесстрашнее,

настолько более сведущ в счастье,

а ты – взлом игры.

Пятый туз.

Мошенничество в раздаче.

Да только жизнь не кинешь.

И всё, что мне дОлжно пройти и узнать, мне дОлжно пройти и узнать,

но с тобой отпадает необходимость – зачем? Когда вот оно – наибархатное из состояний.

Рынки нестабильны. Инвестируйте в себя.

Каждый купленный в «Ашане» или на рынке турецкий помидор — это вклад в очередную ракету, которая будет стрелять по нашим ребятам.

Целью терроризма является всеобщий страх, иногда для достижения политический целей, иногда из лютой ненависти. Убийство людей в террористических актах не является целью террористов — это сопутствующий урон. Также их целью не является взрыв самолетов, поездов, рынков или автобусов — это всего-лишь методы достижения цели.
Настоящей мишенью террористов являеются все остальные, миллиарды людей не убитых в террористических актах, но находящиеся в ужасе из-за этих убийств. Настоящяя цель — не сам акт, а наша реакция на него.
И мы делаем в точности то, что хотят от нас террористы.

Наш путь к рынку отличается тем, что мы не увлеклись разрушением старых форм организации экономической жизни без создания новых структур и механизмов, сумели обеспечить относительно целостную систему социальной защиты населения.

В будущем на рынке останется два вида компаний: те, кто в Интернете и те, кто вышел из бизнеса.

В каком-то смысле, бедняк создаёт спрос на своеобразную роскошь; ему хотелось бы её заиметь для себя; вот только его спрос не актуален, а потому для рынка бесполезен.

Если бы все люди однажды вынесли на рынок все свои грешки и пороки, то каждый, разглядев пороки соседа, с радостью унес бы свои домой.

Самая большая конкуренция — на рынке продажных шкур.

Времена не выбирают,
В них живут и умирают.
Большей пошлости на свете
Нет, чем клянчить и пенять.
Будто можно те на эти,
Как на рынке, поменять. Что ни век, то век железный.
Но дымится сад чудесный,
Блещет тучка; я в пять лет
Должен был от скарлатины
Умереть, живи в невинный
Век, в котором горя нет. Ты себя в счастливцы прочишь,
А при Грозном жить не хочешь?
Не мечтаешь о чуме
Флорентийской и проказе?
Хочешь ехать в первом классе,
А не в трюме, в полутьме? Что ни век, то век железный.
Но дымится сад чудесный,
Блещет тучка; обниму
Век мой, рок мой на прощанье.
Время — это испытанье.
Не завидуй никому. Крепко тесное объятье.
Время — кожа, а не платье.
Глубока его печать.
Словно с пальцев отпечатки,
С нас — его черты и складки,
Приглядевшись, можно взять.

Наша искусственно заниженная цена на энергоносители убивает нашу электротехническую промышленность и энергомашиностроение, подрывает стимул к энергоэффективности, тормозит развитие обрабатывающего сектора российской экономики. В чем причины? Да, конечно, реформа энергетики и созданный в ходе нее конкурентный оптовый рынок сдержали рост цен на электроэнергию. Но не в меньшей степени это произошло от девальвации рубля, и сложившийся в итоге уровень цен сегодня точно нельзя считать правильным. Мы сами, своими руками, пережали и подрываем рынок собственного машиностроения. Это серьезная, большая ошибка.

Парадокс состоит в том, что с заниженными ценами на газ и электроэнергию, переходя на современный парогазовый цикл, создавая спрос на оборудование и так далее, ты не получаешь нормальную экономику: экономика не сходится, потому что ты сэкономишь в полтора раза потребление газа, который ничего не стоит. Это означает, что российская электроэнергетика будет продолжать бессмысленно сжигать ежегодно 50-60 млрд кубометров газа, а это объем потребления небольшой европейской страны.

Естественно, нам не надо догонять Европу по ценам, я к этому не призываю. Но мы потеряли стратегическую точку оптимума, и это большая ошибка, диспропорция, которую всерьез надо начинать исправлять. И это работа для Минэнерго, для Минэкономики, для Минпрома, для правительства в целом и даже для президента Российской Федерации.

Знаете, выборы, конечно, вещь важная, но есть кое-что поважнее. Именно в силу того, что я никак не участвовал и не собираюсь участвовать в политических процессах, важно, чтобы это было сказано.

Слишком большие достоинства подчас делают человека непригодным для общества: на рынок не ходят с золотыми слитками — там нужна разменная монета, в особенности мелочь.

Если вы приобретаете оборудование, то по своим техническим параметрам оно должно быть не вчерашним и не сегодняшним, а — завтрашним. Такой подход необходимо сделать частью корпоративной философии. Ведь именно завтра продукция, произведенная на этом оборудовании, выйдет на рынок и должна будет выдерживать конкуренцию.

Долговой рынок неэффективный, можно сказать — кабальный. Финансовая система — ростовщическая. Извиняюсь, вырвалось.

Мечта рабов: рынок, где можно было бы покупать себе господ.

На Земле же сегодня идет гло­бальный спор о путях человечества, о вариантах выхода из об­щего кризиса, в который загоняет нас «золотой миллиард» с его безудержным потреблением. Вот самый главный, самый грубый выбор: есть общества, построенные по типу семьи, и общества, построенные по типу рынка.

На рынке женщина третий час выбирает кабель. Ей нужен непременно кабель белого цвета! Продавец, седея на глазах, шипит: «Женщина, ну нет белого! Есть серый, черный, синий, белого нет!» Женская логика вздыхает и говорит: «Ладно, давайте серый. Все равно в землю закапывать».

Если в России будет принят закон, регламентирующий деятельность в Интернете, это будет означать передел собственности на интернет-рынке в интересах тех людей, которые этот закон заказывают.

Я друзей не выбираю. Это занятие глупое и бесполезное. Мне гораздо интереснее выбирать овощи на рынке. Друзья – это подарки судьбы.

Создание громадной империи с единственной целью обеспечить себе рынок сбыта может с первого взгляда показаться проектом, который могла бы создать "нация лавочников". Но на самом деле, такой проект никуда бы не сгодился для нации лавочников, но был востребован той нацией, которая бы управлялась теми лавочниками.

У нас нет монополии. У нас есть рынок. Это разные вещи.

Вам не следует выходить на рынок акций до тех пор, пока вы не сможете наблюдать за падением своих акций на 50 % без паники.

К сожалению, свободный рынок весьма способствует «плавлению» культур.

Чтобы поставить экономику и политику мировой сверхдержавы в зависимость от решений потенциальных противников (США) и основного конкурента на нефтяном рынке (Саудовская Аравия) и ждать, когда они договорятся, надо долго рекрутировать в состав руководства страны особо некомпетентных людей.
Егор Гайдар, «Гибель империи»

Когда вы в меньшинстве, у вас появляется сила. Не важно, в какой вы индустрии работаете — политике, на рынке акций или в киноиндустрии.

Мы пожертвовали старыми нематериальными богами в пользу единственного Бога Рынка. Он управляет нашей экономикой, политикой, нашими привычками и нашими жизнями, отвечает за наши кредитные карты и курсы валют и создаёт иллюзию счастья. Кажется, мы рождены только для того, чтобы потреблять и потреблять и остаться в конечном итоге неудовлетворёнными, в нищете и самоизоляции.

Когда тобой владеют страсти, волны будут вскипать даже на поверхности замерзшего пруда и ты, даже находясь в горах и лесах, не увидишь покоя вокруг тебя. Когда ты взрастил в себе пустоту, удушливая жара тебе будет прохладой и ты, находясь на рынке или при дворе, не услышишь окружающего тебя шума.

Идолы рода, пещеры, рынка, театра.

Я покупаю время, обычно на местном рынке.
Туземцы его не ценят и продают за гроши…

Игра с акциями и взаимными фондами кажется самой рискованной из всех инвестиционных стратегий. Я предпочитаю стабильный приток денег от бизнеса или недвижимости, а также опционы для защиты моих позиций на неустойчивых рынках.

«я бы предпочёл после водки накуриться сечкарем также бы у меня прикалоло общаться с рынка укол зависон в голубой устрице с братьями грин и подругами в гриме под грибами с героином лопата надышавшись эфира увидел бога но не успел поговорить с ним вобще — Жгуты

Никто никогда не поверит в то, что неприятно, когда тебя узнают на улицах, когда у тебя есть поклонники… Мне, например, это просто порой доставляет бытовое неудобство. Я люблю ходить на рынки, в магазины, люблю ходить за гвоздями, делать всё сам. А внимание к моей персоне — оно порой мешает.

Люди понимают, что даже если они сделают картину, ориентированную на рынок, то шансы попасть на него призрачны. Режиссер начинает думать о том, как ему занять фестивальную нишу, что гораздо проще. Сегодня фестивальное кино такое, что в широком прокате его смотреть никто не будет.

Украина – это самая коррумпированная страна Европы, она даже хуже по коррупции, чем Россия, к великому сожалению. Частная собственность не защищена, фондовый рынок отсутствует, девальвация гривны больше 50%. Поэтому, я считаю, что после того как закончится война, нужно заняться экономическими реформами.

Я искал наслаждений, но что я нашел,
кроме бед и забот, кроме горя и зол?
Горький труженик, я ничего не добился.
Разве я хоть подобье покоя нашел?
Обратился я к вере, отшельником стал.
Мимолетные блага ценить перестал.
Суеты и страстей сторонюсь, как заразы.
Прозевал свое счастье, удачу проспал.
Я мираж догонял, выбивался из сил.
Я за каждую радость печалью платил.
От услады любой я испытывал горечь,-
видно, в детстве еще я отраву вкусил.
Что мне дружба — усталое сердце болит,
даже друг одиночества не отдалит.
Жизнелюбы, увы, кроме гибели скорой,
вам безжалостный рок ничего не сулит.
Я гляжу в глубину моей горькой души,
постигаю себя в одинокой тиши.
Что дороже смирения и бескорыстья?
Эти блага бесценны всегда хороши.
Удовольствуюсь малым — достойный удел.
Удаляюсь от всех человеческих дел
Воздержание — вот добродетель и разум.
Очищение душ — в обуздании тел.
Жизнь изведав, соблазны давно одолев,
укротив даже зверя по имени Гнев,
предпочел я пустыню шумливому рынку,
все живое отринув, забыв и презрев.

Растёт число самоубийц. Ну ладно, расстаться с жизнью. Но с демократией, рынком, Ельциным? Нельзя понять этих несчастных…

Чемпионат России и Лига чемпионов — это два разных соревнования. Нам предстоит провести большую работу на трансферном рынке, потому что сейчас мы неконкурентоспособны в Лиге чемпионов.

Рынок — человеческая жизнь, а жизнь — человеческий рынок.

Я находил себе работу и выпускал по заказу бесцветные фильмы, эти картины успеха не имели, но продюсеры были довольны, они считали мою работу коммерческой, на жаргоне кинематографистов коммерческий фильм не тот, который делает кассовые сборы, а тот, который задуман и выполнен по канонам рынка.

Во-первых, эти навязываемые нам «ценности» отнюдь не единообразны и трактуются разными странами и политическими кругами не однозначно. Например, «Европа сделала свой выбор в пользу рыночной экономики и капитализма, – отмечает государственный секретарь Франции по экономическим перспективам и оценке общественной политики Эрик Бессон, – но этот выбор вовсе не означает абсолютной власти и свободы рынка». России же (при содействии наших собственных отечественных политиков-компрадоров) навязывается именно эта модель, хотя она и скомпрометировала себя в ходе последнего кризиса. Сами пропагандируемые ценности разнятся в их протестантском и католическом понимании, а у «новых европейцев» с их неразвитым гражданским обществом в «ценностях» вообще доминирует местечковая антироссийская риторика, и они интерпретируются как «покаяние» за Советский Союз (естественно, с выплатой компенсации). Кстати, и сами эти страны были приняты в Евросоюз с идеологическим авансом, ибо европейские «ценности» в них отнюдь не доминировали. И если – в соответствии с официальными лозунгами ЕС – сила Европы состоит в ее многообразии, то тот же подход, наверное, должен быть справедлив не только в отношении «брюссельской», но и Большой Европы, включая Россию.

не к счастью устремить людей, потому что это тоже идол рынка ? "счастье"! ? а ко взаимному расположению. Счастлив и зверь, грызущий добычу, а взаимно расположены могут быть только люди! И это ? высшее, что доступно людям!

В наши дни спрос на слова на мировом рынке падает…

Все меньше птичьих базаров, все больше птичьих рынков…

Российские же мигранты — помыкавшись в свободе, пройдя через неспособность продать себя на западном рынке, — вернутся на родину другими. Изжив мифы. Познав вкус и рынка, и закона, и свободы. Поняв, чем плоха шпана.

Запомните: рынок акций безумен.

Фондовый рынок полон людей, которые знают цену, но понятия не имеют о ценности.

Я вижу, какая большая потребность существует в обучении управлению деньгами, бизнесу и инвестированию — предметам, которым не учат в школе. Думаю, в ближайшие несколько лет произойдет крупный обвал фондового рынка, и печальная реальность будет заключаться в том, что у многих людей будет недостаточно денег для того, чтобы уйти на пенсию и обеспечить свою старость. Я подозреваю, что примерно лет через десять появится острая нужда в качественном финансовом образовании. Недавно … правительство сообщило … народу, что люди не должны рассчитывать только на программы социального страхования и медицинской помощи, когда уйдут на пенсию. К несчастью, для миллионов людей эта весть пришла слишком поздно: школьная система не научила их управлять собственными деньгами.

Я покупаю акции, и мне всё равно, что случится с рынком на следующий день. Однако совсем не трудно предсказать, что будет с рынком в долгосрочном периоде.

Когда я пришел в Госкомимущество и попытался изменить стратегию приватизации, Чубайс заявил мне открытым текстом: «Что вы волнуетесь за этих людей? Ну, вымрет тридцать миллионов. Они не вписались в рынок. Не думайте об этом — новые вырастут.»

Он [Билл Гейтс] бизнесмен. Завоевать рынок было важнее, чем делать отличную продукцию. В результате Билл стал самым богатым человеком в мире, и если это было его целью — он ее достиг.

Главная задача любой компании — инвестировать в то, что позволяет дифференцировать ее бизнес и сделать рынку уникальное предложение.

Главная задача молодости: развить самодисциплину и выработать умения, востребованные на рынке.

Племенная работа в небольших хозяйствах «по определению» неэффективна, все усилия по улучшению стада быстро идут прахом. Такие производители обречены либо быстро модернизироваться, либо уйти с рынка. Это тот случай, когда никакая государственная поддержка не поможет.

Рынок — это место, нарочно назначенное, чтобы обманывать и обкрадывать друг друга.

Самоограничительному, рациональному поведению бизнеса препятствует безграничная жадность. Ею годами надувались финансовые пирамиды; в силу этого «человеческого фактора» государства не вправе отпускать рынок на свободу.

Если вы будете владельцем бизнеса и он станет частью легитимной экономики, его деловой активности ничто не грозит даже в условиях спада на фондовом рынке.

Элегантная женщина должна ходить на рынок, чтобы над ней не смеялись домохозяйки. Те, кто в подобных случаях смеется, всегда правы…

запись альбома "Блошиный рынок". в студии мы расставили 14 или 15 бюстов Петра Ильича Чайковского. Я притащил их сам, потому что их коллекционирую. Незримо Пётр Ильич присутствовал при записи. Я думаю, что тонкие ценители и знатоки его творчества это почувствуют.

Отличный продукт — не значит дорогой продукт, а скорее означает справедливую цену за него. Если мы можем делать отличные продукты и за это достигать на рынке довольно высокой цены, это очень замечательно.

Говорят, время отпусков, в Египет захотелось. Одолжите или купите [валюту] на черном рынке. Зачем вы обращаетесь ко мне за валютой, чтобы поехать в Египет? Это выше крыши, выше наглости.

Скрытая рука рынка никогда не заработает без скрытого кулака.

Если раньше кулак был ещё сравнительно слаб, не имел возможности серьёзно устроить своё хозяйство, не имел достаточных капиталов для укрепления своего хозяйства, ввиду чего он был вынужден вывозить все или почти все излишки своего хлебного производства на рынок, то теперь, после ряда урожайных годов, когда он успел, обстроиться хозяйственно, когда ему удалось накопить; необходимые капиталы, — он получил возможность маневрировать на рынке, он получил возможность отложить хлеб, эту валюту валют, в резерв для себя, предпочитая вывозить на рынок мясо, овёс, ячмень и прочие второстепенные культуры. Смешно было бы теперь надеяться, что можно взять хлеб у кулака добровольно.

На территории Российской Федерации бессмысленно производить что бы то ни было. По причине высокой стоимости энергоносителей, высокой стоимости вхождения на рынок, высокой стоимости рабочей силы.

Я много снимаюсь в независимом кино, то есть, в таких фильмах, которые выставляют на рынках, собирают на них деньги, бюджет у них, ну, вы понимаете…

Слишком высокие качества делают человека менее пригодным для общества. На рынок ходят не с большими слитками золота, а с серебром и медью.

Многие из романов Дика, прочитанные по отдельности, могут показаться кладовками, заполненными хаотичными и сложными идеями, как если бы автор пытался уместить в одну вещь сразу всё, что пришло ему в голову. Возможно, этот недостаток проистекает от тогдашней обстановки на книжном рынке и от тех жёстких ограничений по объёму, которые издательство «Эйс» установило для своих авторов. С другой стороны, можно поспорить: а стали бы его романы такими глубокими и богатыми по мысли, будь они хотя бы на четверть длиннее? Чудесная, многоуровневая паутина тем и концепций, образовавшаяся в результате такого вынужденного «процесса конденсации», придаёт творчеству Дика некий специфический привкус, ту самую характерную особенность, которая делает его творчество поистине уникальным. Непокорное, эксцентричное, экстравагантное — в любом случае, оно свидетельствует о том, что Дик, по-видимому, первый настоящий гений в фантастике со времён Стэплдона. Он — некий своеобразный гибрид Диккенса и Достоевского, обладающий даром комизма и увлекательности первого и трагической глубиной второго, но выбравший, тем не менее, такой вид литературы, где его эксцентричность пришлась как нельзя ко двору. В любом случае, как и многие НФ-писатели, он узнал и полюбил этот жанр, читая журналы задолго до того, как сформировались его литературные вкусы. Он так и не оправился от первого увлечения запретными прелестями ван Вогта.
Дик — один из мастеров современных неудовлетворенностей, в лучших традициях описателей безнадёжности, которая проходит через Свифта и Хаксли. Для Дика нет простых решений, нет лёгких установок и всемогущих супергероев. Его герои, часто хилые, часто совсем не отвечающие ситуации, стоят по колено в технологических отбросах и смотрят с тоской на видения, которые выходят за пределы их понимания. Настроение, доминирующее в книгах Дика, сродни угрюмым метафизическим комедиям — как, например, в сцене из романа «Снятся ли андроидам электроовцы?», где Рик Декард, уже полностью избавившийся от иллюзий, вдруг делает открытие, что жаба, которую он подобрал в пустыне, надеясь, что это последний экземпляр исчезнувшего вида, вовсе не живое существо, а всего лишь машинка. Эта жаба внушает нам такое же сильное отвращение, смешанное со смехом, как и робот у Гаррисона, работающий на угле (хотя там пафоса больше); должно быть, мы бессознательно противопоставляем эту жабу и этого робота великому образу Человека, Сына Божьего, видим их как символы одновременно и наших достижений и наших падений — нашего наследства Франкенштейна, превращённого в тягостный фарс.

Финансовые рынки не могут правильно учитывать будущее – они вообще не учитывают будущего, они помогают сформировать его.

Беда в том, что многие люди твоего поколения вообще ничего не вносят в пенсионные планы, многие вносят недостаточно, и лишь совсем немногие осознают насколько рискованно держать деньги в взаимных фондах. Крах фондового рынка превратит эти деньги в пыль.

…Сейчас мы можем производить алмазы на высоком уровне. Ваша служба будет тайно продавать «звезды» на западном рынке. Так мы уже делали с наркотиками, которые пытались провезти контрабандой через нашу территорию…

Если Вы не видите на рынке дурака, то, наверное, это Вы сами.

К вопросу о "невидимой руке" рынка, который сам все наладит и все урегулирует. Как и ожидалось, "невидимая рука" рынка показала очень даже видимую фигу.

Я могу приобрести вещь в любом месте, в любом магазине или на блошином рынке. Я всегда опираюсь только на свое мнение, по принципу нравится-не нравится.

Краткосрочные рыночные прогнозы — яд. Их нужно держать закрытыми в безопасном месте, подальше от детей, а также от взрослых, которые ведут себя на рынке, как дети.

Когда посмотришь на то, что творится в Китае, когда каждая кухарка стала инвестором Alibaba, то это тоже немножко страшно, на мой взгляд. Поэтому я готов Сергея Анатольевича [Швецова, зампреда Банка России, отвечающего за финансовые рынки] поддержать. Наш народ нужно немножко сдерживать. Представляете, если депозиты падают (тренд очевиден), что если все эти бабушки-тетушки, моя мама ломанутся покупать акции Apple? Это не будет хорошо, наверное.

Бойтесь попасть в руки врачей не потому, что они плохие, а потому, что они находятся в плену собственных заблуждений.
Кому-то было выгодно создать такую систему, в которой чем меньше больных, тем меньше зарплата врачей и тем меньше их в штатном расписании. К сожалению, здоровый человек медицине не нужен – медицине нужно как можно больше больных. Больной – это обеспечение работой громадной индустрии здравоохранения, медицинской и фармацевтической промышленности, то есть рынка, который живёт за счёт больных.

Повседневная жизнь — это обязательная школа цифр: словарь дебета и кредита, натурального обмена, цен, рынка, колеблющихся курсов денег захватывает и подчиняет любое мало-мальски развитое общество.

Парадоксально, но лучшего функционирования свободных рынков в условиях глобальной экономики и кризиса требует больше государство.

Стремление запретить русский язык является попыткой удержать население в национальных границах. Ох и свинью же подкладывают своим гражданам их политические лидеры: людей не научили еще английскому, но уже отучили от русского, — незавидная участь на рынке труда в условиях глобализации.

Я не пытаюсь предсказать поведение рынка — мои усилия направлены на поиск недооцененных ценных бумаг.

Я знаю, что если перекрыть 'мыльный' финансовый рынок — все более или менее нормализуется. Но вопрос в том, как противостоять американской армии, охраняющей эту идею.

Надо понять, что либо мы подчиняемся безличным законам рынка, либо — диктатуре какой–то группы лиц: третьей возможности нет.

Покупай только то, что ты будешь рад иметь, если рынок закроется на десять лет.

Принципы ясны и ясны. Свободный рынок хорош для третьего мира и его растущего аналога в нашей стране. Матери с детьми-иждивенцами могут быть строго проинструктированы о необходимости самодостаточности, но не для руководителей и зависимых инвесторов, пожалуйста. Для них государство благосостояния должно процветать.

Вот как непонимание порой
Способно дружбу подменить враждой,
Как может злобу породить в сердцах
Одно и то ж на разных языках.
Шли вместе тюрок, перс, араб и грек.
И вот какой-то добрый человек
Приятелям монету подарил
И тем раздор меж ними заварил
Вот перс тогда другим сказал: «Пойдем
На рынок и ангур* приобретем!»
«Врешь, плут, – в сердцах прервал его араб, –
Я не хочу ангур! Хочу эйнаб!»
А тюрок перебил их: «Что за шум,
Друзья мои? Не лучше ли узум!»
«Что вы за люди! – грек воскликнул им –
Стафиль давайте купим и съедим!»
И так они в решении сошлись,
Но, не поняв друг друга, подрались.
Не знали, называя виноград,
Что об одном и том же говорят.
Невежество в них злобу разожгло,
Ущерб зубам и ребрам нанесло.
О, если б стоязычный с ними был,
Он их одним бы словом помирил.
«На ваши деньги, – он сказал бы им, –
Куплю, что нужно всем вам четвертым.
Монету вашу я учетверю
И снова мир меж вами водворю!
Учетверю, хоть и не разделю,
Желаемое полностью куплю!
Слова несведущих несут войну,
Мои ж – единство, мир и тишину».

О курятине: «Курицу, которую вы можете купить на рынке, — она выращена на травке, она неслась, она видела… У нее были положительные гормоны, когда она видела противоположную себе особь — петуха.»

Необходимо отслеживать действия других компаний на рынке. Очень важно не запираться в собственном мирке. Однако, целью мониторинга конкурентов должно быть не копирование, а получение пищи для вдохновения. Так вы сможете добавить в свои мероприятия что-то уникальное.

Чем беднее страна, тем богаче её рынки — отсталая экономика не терпит посредников.

Исторический спор окончен. Ответ — свободный капиталистический рынок.

Оцените статью
Добавить комментарий