Цитаты о карлике

Лев Матвеевич по моей просьбе для меня и для моих коллег из числа постоянных членов Совета безопасности прочитал недавно серию лекций по проблемам зарождения Вселенной, по планетарным исследованиям, по исследованиям Солнца, взаимодействию Солнца, Земли и других планет. Очень интересно и полезно…. Лев Матвеевич рассказал много интересных вещей, в том числе, что через семь миллиардов лет Солнце прекратит свое существование и превратится в какого-то белого карлика. Очень огорчает такая перспектива, хотя она и далекая.

А сейчас приглашаем к экранам самых маленьких. Начинаем передачу для карликов.

Карликам, которые привыкли мнить себя гигантами ужаснее нет, чем открывать на себя глаза…

Человек — это мера всех вещей. И как удобно мерить — ведь он то исполин, то карлик.

Тысячелетиями люди рождались великанами, и общество превращало их в карликов. Наше поколение — другое. Мы не откажемся от мечты из-за шума мнений окружающих. И мы не променяем творчество, поиск и дух свободы на уют сосисочно-телевизионного мирка.

Фреду Добсону, карлику в мышиных гетрах, Господь Бог подарил тот весёлый августовский день, который начался нежным гудком и поворотом вспыхнувшей рамы. Дети, возвратившись с прогулки, рассказывали родителям, захлебываясь и изумляясь, что видели карлика в котелке, в полосатых штанах, с тросточкой и парой жёлтых перчаток в руках. Страстно простившись с Норой, ожидавшей гостей, Картофельный Эльф вышел на широкую, гладкую улицу, облитую солнцем, и сразу понял, что весь город создан для него одного. Весёлый шофер звонким ударом согнул железный флажок таксометра, мимо полилась улица, и Фред то и дело соскальзывал с кожаного сиденья и всё смеялся, ворковал сам с собою. Он вылез у входа в Гайд-Парк и, не замечая любопытных взглядов, засеменил вдоль зелёных складных стульев, вдоль бассейна, вдоль огромных кустов рододендрона, темневших в тени ильмов и лип, над муравой, яркой и ровной, как бильярдное сукно.

Твердит хулитель, злостью обуян:
Не равно все: там солнце, здесь туман. То — совершенно в мире, то — ничтожно,
И это основной его изъян. И впрямь: с орлом не сходен жук навозный,
Не сходен с певчей птицей таракан, Большое с малым, сложное с несложным,
И с карликом не сходен великан. Давайте исправлять, пока не поздно,
Несовершенный мир, что Богом дан. Чтоб низвести хребты в снегах морозных
До уровня оврагов и полян, Чтоб стал алмаз булыжником дорожным,
Тюльпан — крапивой, мудрецом — болван. Быстрей сравняйте все, что только можно:
Пусть превратится в лужу океан. Я погляжу, чем станет мир подзвездный,
Когда осуществится этот план.

И карлик может быть на голову выше великана.

Иногда я чувствую себя как страдающий недержанием карлик, который подходит к высокому писсуару.

Лучше всего ставят подножки карлики, это их уровень.

Нацию титанов — основателей и созидателей Великой тысячелетней Руси — украинцам предлагают заменить на историческую мелюзгу, политических карликов и просто всяческую лесную мразь.

В Мексике я раздобыл себе бойцовскую маску. Зеленую, с желтыми зубами, выпученными глазами и черными патлами, торчащими вверх. Рестлера, которому она принадлежала, звали Эль Планта или как-то так. Он и его напарник были карликами, публика их любила и с деньгами у них было все в порядке. Оба умерли молодыми — две престарелые проститутки отравили их, не удовлетворившись обычным гонораром.
Так вот, к чему я это говорю…
Если уж вы решили сделать карьеру профессионального рестлера, то не снимайте шлюх!

Считается общим местом, что центральные персонажи любой книги — отражения автора. Так ли это в «Игре престолов»?
— Тут можно говорить только о тех персонажах, от лица которых я пишу отдельные главы. Я действительно живу в их сознании и примеряю на себя все их мотивации и поступки. Просто приходится, иначе они никогда не оживут. Я никогда не был принцессой в изгнании, не был карликом, не был восьмилетней девочкой, но у людей — любых людей — вообще больше общего, чем принято считать. А я лишь стараюсь сделать своих героев живыми.

Для меня каждый, кто бьет ниже пояса — карлик.

Чем выше пьедестал, на который вскарабкался карлик, тем лучше видно, что он карлик.

И даже тень великана падает к ногам карлика.

Удар ниже пояса — излюбленный приём карликов.

Ревность всегда смотрит в подзорную трубу, делающую маленькие предметы большими, карликов — гигантами, подозрения — истинами.

Оцените статью
Добавить комментарий