Александр Яковлевич Розенбаум: цитаты

Если я усну и проснусь через сто лет и меня спросят, что сейчас происходит в России, я отвечу, — пьют и воруют.

Тот, кто беды не знал, тот счастья ни капельки не нашёл.

Если представить себе всё, что хотите знать о настоящем мужчине, это и будет Розенбаум.

Пиночет завалил только три тысячи тех, кто с оружием в руках выступил против режима. Туда же попал и обыкновенный кабацкий лабух Виктор Хара, из которого сделали невесть что. А он просто пошёл со всеми, будоражить.

От него исходит ощущение надёжности. Мне знаком такой, правда, редкий, сорт людей, в присутствии которых слабый может чувствовать себя спокойно и уверенно. Взглянешь на такого — и тебе сразу ясно: это прочный человек, он не предаст друга, не обидит ребёнка, не ударит собаку, не станет защищать ложь.

Боли кто не узнал, тот радости искренней не нашёл.

Гей-парады — это разврат, все от пресыщенности и безделья.

Возраст — это состояние души, конфликтующее с телом иногда.

Я ничего не исправляю. Это норма. Норма для сильного человека, которым мне хотелось бы себя считать.

Розенбаум — человек не с конвейера. У него имидж свой, а не придуманный и не сделанный.

Мы — животные, тип хордовые, класс млекопитающие, отряд позвоночные, семейство приматы, вид гомо, подвид гомо сапиенс. Мы мерзопакостные представители рода животных.

Кредит доверия у женщины истрачен,
Амур ей подмигнул — и был таков.
Куда не плюнь — везде сплошные мачо,
А очень не хватает мужиков.
Одет с иголочки, подтянут и накачен,
Да так, что не сгибается рука,
Изысканная речь — ну чистый мачо,
А хочется послушать мужика.
В Чечне недавно вышла незадача:
В один из не скажу каких полков
Приехали служить четыре мачо,
А командиры ждали мужиков.
Солдаты — не пойму, какой — удачи,
С банданами поверх тупых голов,
С чеченками вели себя, как мачо, —
Подставили полроты мужиков.
Их вытащили. Ну а как иначе?
Бросать своих у наших не с руки.
В родную часть уделавшихся мачо
Доставили простые мужики.
Я не люблю козлов, а петухов — тем паче,
У них один с павлинами язык.
И тот, кто держит на Руси себя за мачо,
По жизни — сто процентов — не мужик!

Многие песни Розенбаума уже могут называться народными, как песни Окуджавы и Высоцкого. У них своё, неожиданное видение мира, свои слова, свои интонации, но вот, читая его стихи, я узнаю, что его осень — это, оказывается, и моя осень, его Питер — это мой Питер, его Одесса — это и моя Одесса, его двор это и мой двор, его шантрапа — это и моя шантрапа, его "чёрный тюльпан"

Розенбаум — это тембр, тембр и тембр. Великий социальный тембр, который может поднять людей и с утра сделать день бодрым.

Оцените статью
Добавить комментарий